Кыся

Мастерская моды - второй урок, вторая часть. Зрительные иллюзии в одежде.


Начало темы
Продолжение темы

ЗНАЧЕНИЕ ФИГУРЫ

Влияние прошлого опыта и перспектива


Есть ряд иллюзий, где действует главным образом значение рисунка или наше знание того, как в действительности выглядят изображаемые предметы.



Возьмем рис. 113. Круг, окруженный стрелками, направленными наружу, кажется больше, нежели круг, в котором стрелки указывают на центр его. Тут повидимому действует значение, обычно придаваемое стрелке: она указывает направление - в первом случае оно центробежно, стрелки растягивают, расширяют круг.

Хорошим примером действия смысла является рис. 114. В нем значение изображенного совершенно изменяет иллюзию. Слева дана иллюзия Паггендлорфа так, как мы ее знаем. Справа изображена та же иллюзия, но к концам линии, видоизменяющейся от иллюзии, приставлены существа, внушающие представление о силе натяжения: эти существа с напряжением тянут в разные стороны концы одного каната. Если же натянуть таким образом канат, то он должен образовать прямую линию, как мы это знаем из опыта. И мы действительно здесь видим прямую линию, иллюзия исчезает.



Одним из смыслов фигуры может быть ее перспективное значение. Как известно, мы видим предметы, находящиеся вокруг нас, далеко не в том виде, какой бы им приличествовал на основании всей совокупности нашего быта. Вдали предметы кажутся маленькими, рельсы железной дороги вдали сбегаются, хотя в действительности расстояние между ними не меняется. Это все будет первоначально неадекватное предмету восприятие. Однако обычно оно не ведет ни к ошибочному представлению. н ик отсутствию понимания. Опыт научил нас, как истолковывать подобные впечатления, и мы, хотя неверно видим, но верно понимаем. Больше того, отчетливо сознаем и хорошо помним мы именно не реальное, но соответствующее истине представление.

Увидеть и осознать первоначальную ошибочность нашего восприятия оказывается трудным. Младенцу, невежде невозможно нарисовать предметы так, как он их видит, в не так, как он их знает. Уходящие вдаль рельсы так и останутся на его рисунках навеки параллельными, а перспектива будет совершенно отсутствовать.

Оценивать расстояние по тому, как мы его видим, а не по тому, что мы о нем знаем, в обыкновенных условиях считается недостатком соображения и опыта.

Перспективное изображение есть такое изображение, где передана видимость предметов с теми изменениями, которые в нее вносят удаление и положение по отношению к нашему глазу. Так квадрат может иметь вид ромба или трапеции, параллельные линии будут сходиться. Понимание перспективного изображения требует уже известной ступени развития. Когда эта ступень достигнута, то поправка, делаемая нами в реальном восприятии, переносится нами на изображения. Мы знаем, что видимая вдали маленькая фигура кажется такой маленькой из-за удаления, вблизи же она нормального размера. И мы видим ее большей, нежели она является в реальности для глаза. Рис 15 имеет перспективное значение.В нем более удаленные столбы кажутся больших размеров. Разница между двумя крайними столбами весьма заметна. Если их смерить, то можн убедиться, что они одной величины.



Перспективное значение изменяет восприятие реального соотношения линий. Так на рис. 116 решение того, какие углы прямые и какие косые, зависит от того, будем ли мы их воспринимать в перспективе или нет.

Скрытое действие перспективных оценок можно видеть и в ряде фигур, не имеющих изобразительного смысла, особенно где встречается переоценка острого угла.

Так, рис. 117 может быть истолкован перспективно. В нем диагональ ХА имеет вид гораздо более длинной, чем диагональ AY, так как кажется что она уходит куда-то вдаль. Между тем линии ХА и AY равны.






Особым видом перспективных иллюзий являются так называемые "обратимые иллюзии". Сущность их в том, что им можно давать то одно, то другое толкование. В рис. 118 можно видеть либо белый узор на черном фоне либо черный узор на белом фоне. Рис. 119 может рассматриваться как полуоткрытая книга, то обращенная корешком к нам, то как раскрытая в противоположную сторону. Смена одного и другого понимания может наступить самопроизвольно. Объяснялась эта смена колебаниями внимания. В то же время несколькими авторами (Вундт, Флюгель) было сделано наблюдение, что та часть фигуры, которую мы фиксируем, кажется нам ближе.











Собственно перспективные изображения (например нарисованный рельеф) на одежде целесообразно могут применяться в театре и кинематографе.

Линейная перспектива и особенно неосознаваемое перспективное действие ее имеют очень большое значение и используются на разные лады и сейчас. Так, употребляют перспективные соотношения при размещении рисунка тканей и создают кажущийся рельеф, выпуклость при прямом покрое (рис. 120, 120а, 121 и 121а).

















В области использования скрытых перспективных иллюзий в одежде остается большой простор. В качестве образца мы берем вышеприведенную иллюзию (рис. 121). Она может быть применена например для оптического сокращения длины талии (рис. 122).

Следует предупредить, что рассматриваемая иллюзия в этой форме оказывает поразительное действие не при вполне вертикальном положении. Если фигура стоит прямо (рис. 123), то иллюзия заметно ослабляется, хотя все же сохраняется в известной степени. Здесь играет роль и переоценка расстояний в верхней части зрительного поля. Если повернуть рисунок иллюзии вверх ногами на 180 градусов, то иллюзия опять очень сильна (рис. 124), хотя может быть сейчас она, с чисто швейной точки зрения, менее пригодна к использованию.







При изменении величины углов и подчеркивании определенных линий можно найти наибольший эффект иллюзии (рис. 125).

Следует далее всегда считаться с возможностью перспективного толкования рисунка ткани.

Так, достаточно крупные круги, особенно концентрические, могут дать впечатление выпуклости и большого рельефа (рис. 126). При нежелании привлекать внимание к объекту, не следует применять очертаний, которые перспективно вызывают представление шара. Это одна из причин, по которой такие очертания противопоказаны при полной фигуре.

Обратимые иллюзии и иллюзии, благоприятствующие восприятию иллюзорного движения, имеют в себе нечто беспокойное; в обычной одежде соответствующие рисунки должны употребляться с большой осторожностью.


ОБЪЕМ ФИГУРЫ И ИЛЛЮЗИИ ТРЕТЬЕГО ИЗМЕРЕНИЯ

Линейная перспектива, о которой мы говорили, есть один из мотивов нашего суждения об удалении предметов. Но наряду с этим действуют и другие условия.

Если мы смотрим одним глазом, то мы все же имеем кое-какую возможность судить о том, сколь далеко отстоят от нас предметы и какие из них ближе, а какие дальше. Однако это суждение довольно неопределенно и носит несколько колеблющийся характер.

Действительное восприятие глубины с его качественной особенностью и несомненной яркостью мы переживаем не при одноглазном зрении, а при смотрении обоими глазами. Такое бинокулярное (двуглазное) восприятие глубины отличается большой четкостью и твердостью, а главное непосредственностью, по сравнению с монокулярным видением глубины.

Образуется это подлинное переживание глубины тогда, когда один и тот же предмет дает в наших глазах изображения, определенным образом расходящиеся, отличные друг от друга в поперечном направлении. Но такие поперечно различные изображения могут получиться не при всяком удалении. Чтобы увидеть предмет определенной величины на очень большом расстоянии, нам нужно направить наши глаза таким образом, чтобы зрительные линии шли параллельно, и тогда поперечного различия в изображениях не возникнет. В этом случае видение глубины теряет свою яркость и определяется теми же моментами, что и одноглазное видение. *Границей стереоскопического зрения называют границу, за которой уже невозможно бинокулярное определение глубины. Граница эта определялась путем вычислений, производимых над величинами, добытыми при экспериментировании над находящимися вблизи предметами. Граница стереоскопического зрения была вычислена в 1340 метров.*

Если суммировать все основания монокулярного восприятия глубины, то они сводятся к следующему:

  1. Линейная и картинная перспектива.

  2. Распределение света и теней.

  3. Далекий предмет кажется более близко (при одинаковой объективной величине).

  4. Далекий предмет частично закрывается от нас более близкими предметами.

  5. При движении головой далекий предмет движется в одном с ней направлении.

  6. Между далекими предметами и нами (или более близким предметом и более далекими предметами) виден промежуток.

  7. У далекого предмета менее ясны контуры, чем у близкого.



Ко всему этому нужно еще добавить наше знакомство с предметом и наши знания о нем. В тех случаях, когда нам известна форма предмета или соотношение частей в целой ситуации, мы видим именно то, что мы знаем об этом предмете. Все части, которые по смыслу должны выступать вперед, кажутся находящимися ближе к нам.

В сущности каждое из приведенных оснований монокулярной локализации могло бы послужить к созданию некоторой иллюзии. Так например возьмем частичное закрытие предметов. Иллюзия в смысле удаления может возникнуть, если очертания предметов пересекаются непривычным образом. Так например возьмем два листка бумаги и поставим один ближе к нам, второй дальше в смысле глубины. Они будут казаться находящимися на одной плоскости, если у близкого листка вырезать угол таким образом, чтобы стороны его образовали как бы продолжение другого, дальше отстоящего листка.

Но не все иллюзии такого рода применимы в одежде.

Из иллюзий третьего измерения заслуживают внимания следующие.

Переоценка верхнего расстояния в третьем измерении


Наблюдается тенденция - из двух равнодалеких предметов ближе локализовать нижний. Явление кажущейся большей близости нижнего предмета *Первоначально это явление исследовалось на двойных изображениях одного и того же предмета, которые получаются, если к одному глазу приставить отклоняющую призму. Но тот же результат дают и эксперименты с двумя расположенными одна над другой нитями, т. е. при наличии уже двух предметов. Такие опыты были выведены Иенчем. может быть сопоставлено еще с тем обстоятельством, что части пространства, находящиеся на более высоких частях зрительного поля, кажутся больше.

Заполненность промежуточного расстояния между наблюдателями и наблюдаемым объектом


Принцип "видимого промежутка", введенный Иенчем, заключается в том, что заполненный промежуток увеличивает видимое расстояние по сравнению с незаполненным. Противоположный фасад домов из окна кажется гораздо ближе, если мы не видим отделяющую нас от него улицу или площадь.

На воде расстояние может сильно скрадываться. Явление это может быть сопоставлено с совершенно аналогичными фактами для фигур в двух измерениях.

Можно утверждать, что некоторые общие принципы и факты, с которыми мы имеем дело в области иллюзий на плоскости, сохраняют свое значение и для иллюзий объема и глубины. Сюда относится например действие иррадации - более светлый предмет кажется не только шире, но и ближе, кажется выступающим вперед. Понятно, что действие контраста и уподобления сказывается также и в третьем измерении, сохраняется иллюзия заполненного промежутка и т. д.

Наряду с этим поучительны и поиски специально объемных иллюзий. Работа на эту тему была выполнена Лауером. Оказалось, что если взять куб определенной величины и подыскивать на-глаз равный ему по объему шар, то больше чем в половине случаев мы укажем шар большего объема, чем куб. Другими словами, имеется сильная склонность переоценивать куб по сравнению с шаром. Если сравнивать секторы и сегменты шара, то при равном их объеме в действительности, на-глаз, по видимой оптической величине, они расположатся в порядке, показанном на рис. 127.



При сравнении призм с различными поперечниками и призм с одним и тем же поперечником (в 1 см), но при одном и том же объеме, получается следующее распределение (рис. 128 и 129).



На основании произведенной работы можно выделить главным образом действие контраста и подравнивания. Если тело особо выделяется своими размерами в каком-нибудь измерении (например в длину), то оно вообще кажется больше.

Определяющая точка зрения. Небезынтересно знать, какая точка зрения при рассматривания объемного тела по преимуществу определяет наше суждение о нем.

Форма тела не так однозначна, как форма плоской фигуры. Нарисованное кольцо так и будет кольцом, как на него ни смотри, и только при очень косом направлении луча зрения вместо круга мы увидим эллипс.

Совсем другое с телом, имеющим три измерения. Например возьмите то же кольцо, но в объеме. В зависимости от точки зрения будет меняться видимая нами форма.

На этих основаниях форму тела в трех измерениях по сравнению с плоской формой обозначают как изменчивую.

Даже если посмотреть на предмет со всех сторон, например обойти вокруг человека, то все же остается вопрос, какая из постоянно меняющихся зрительно форм имеет определяющее, доминирующее значение.

При экспериментальном сравнении маленьких предметов оказалось, что вид сбоку имеет преобладающее значение. Так, производилась оценка изображения сбоку тех же самых призм и шаровых сегментов, которые оценивались ранее в объеме. Получилось пости полное совпадение как тех, так и других оценок: коррекция между рядами была +0,80 м +0,87. На рис. 130 и 131 даны боковые изображения в порядке кажущейся величины их площади.



По вопросу о различии восприятия плоской и рельефной фигуры следует отметить факт, указанный Липпсом. Плоская фигура кажется шире, нежели равная ей по ширине выпуклая фигура, вследствие округлости последней. На рис. 132 плоские фигуры а1, b1, c, d кажутся шире, нежели соответствующие изображения выпуклых форм a, b, c1, d1.



Применение к одежде. Учение о восприятии третьего измерения представляет в физиологии и психологии одну из наиболее обширных и запутанных глав.

Специальная иллюзия третьего измерения - кажущаяся большая близость нижнего предмета - имеет сама по себе большое значение. Но необходимо дальнейшее экспериментирование с предметами, более похожими на части одежды, нежели две расположенных одна над другой нити.

В то же время предстоит еще осуществление ряда плоскостных иллюзий при усложненных условиях, доставляемых объемом.

Наибольшее значение из всего приведенного материала имеет известное уже нам правило о заполненном промежутке. Все сказанное о плоском рисунке мы имеем право перенести на объем. Получается видимое увеличение расстояния, если нагромождены объемные детали и использованы деления - оборки, складки и т. д. Если нежелательно увеличивать объем и уменьшать высоту, следует остерегаться всяких делений и заполнений, которые могли бы подчеркнуть рельеф. Отсюда - постоянно повторяемый совет: избегать разноцветности в костюме при излишней толщине, т. е. избегать создания делений и заполненности, подчеркивающих величину третьего измерения; наоборот, полезно применять унифицированный, однотонный костюм; здесь расстояние как бы не по чему оценивать.

Плоский рисунок ткани по тем же основаниям увеличивает объем. Нами специально был выведен вопрос о полосатом платье, и мы провели на эту тему небольшую работу при участии художницы В.Т. Барановой. При несомненности иллюзии на плоскости, как мы уже указывали, возможно было ожидать ее изменений в третьем измерении.

Были изготовлены платья с рисунками разного направления: продольно- и поперечно-полосатые, и сравнивался их эффект на широком толстом и тонком, узком манекенах.



Иллюзия большей высоты при поперечно-полосатом рисунке сохранялась и в объеме. Длинная, узкая фигура в поперечно-полосатом платье казалась еще длиннее; наиболее благополучное впечатление она производила при продольных полосах с достаточно обращающим на себя внимание поясом. Толстая фигуры в продольно-полосатом казалась еще шире. В последнем случае, т. е. при толстой фигуре, сказывался еще и объем при всякого рода направлении линий. Именно вследствие рельефа получалось смещение полос: расхождение их на выпуклых, более близких к наблюдателю местах и перспективное сокращение на более далеких, как это видно на прилагаемых фотографиях (133, 134, 135).

Вследствие вышесказанного применение сколько-нибудь крупного полосатого рисунка вообще невыгодно, если нежелательно подчеркивать объем. Особенно это опасно при широких полосах. *см. иллюзию увеличение площади в зависимости от ширины окаймления.* Ибо если мы и выигрываем что-нибудь в росте, надев поперечно-полосатую одежду, мы в то же время тем самым увеличиваем и объем, видимый нами в третьем измерении; он также окажется заполненным (см. линии около ворота на рис. 135).

Угловатые очертания неблагоприятны при больших размерах, привлекая к ним внимание и увеличивая их; это оказывается справедливым и для объемных форм.

Наряду с этим для нас имеет значение вывод относительно контраста и других факторов переоценки.

Вопрос об употребляющих точках зрения не представляет затруднений. Для человеческой фигуры главным являются фас, профиль и спина, т. е. вид прямо, сбоку, сзади (меньше других), и переходные между ними. Очень мало значения для нашего суждения имеет вид сверху, фактически он доставляется только лицами очень малого роста, детьми и верхними местами театра. Вид снизу практически не имеет никакого значения (за исключения сцены и особенно кинематографа).

ИЛЛЮЗИИ ФОРМЫ, ЗАВИСЯЩИЕ ОТ ЦВЕТА

Когда ставится тема, касающаяся исключительно формы, то такое ограничение всегда несколько условно, и совершенно обойтись без цвета мы не можем. Мы не обладаем способностью видеть форму предмета самое по себе, т. е. видеть одни лишь планиметрические стереосетрические фигуры: мы непременно видим при этом цвет. И нарисованная форма видна нам только потому, что цвет контура отличается от цвета фона.

Но сообразно с нашей темой из множества иллюзий цвета мы берем лишь те, которые влияют на форму. Вопрос о зрительных иллюзиях, изменяющих светлоту и цвет, нами здесь не рассматривается, т. е. вопрос о том, насколько и в каком направлении изменяется самый цвет от соседства с другим.

Иррадиация


Светлые предметы на темном фоне кажется больше, чем равновеликие темные предметы на светлом. Черный квадрат на светлом фоне кажется меньше такого же белого квадрата на черном (рис. 136).

Белые клетки на шахматной доске кажутся больше, чем черные. Если держать перед пламенем свечи линейку, то в ней будет видна светлая выемка: свет захватит поверхность линейки.

Все эти факты являются случаями положительной иррадиации. При некоторых исключительных обстоятельствах наблюдается и обратное явление, так называемая негативная, отрицательная иррадиация. Она заключается в том, что: 1) при очень слабом освещении серая поверхность на белом фоне может казаться больше, чем серая поверхность на черном фоне; 2) чрезвычайно тонкие черные штрихи на светлом фоне кажется толще, чем они есть на самом деле.

Положительная иррадиация тем сильнее, чем более светла и блестяща иррадиирующая поверхность.

Величина иррадиации сильно колеблется в зависимости от индивидуальных различий наблюдателей.

Иррадиацию объяснили перенесением раздражения с непосредственно затронутых мест сетчатки на соседние (Плато). По другим теориям, в иррадации виновна неточность изображения в нашем глазу: изображение дает известный круг светорассеяния, благодаря которому мы не можем увидеть точно границ (Гельмгольц). Геринг считал нужным подчеркнуть еще действие одновременного контраста.

Кажущееся увеличение площади может зависеть от цветового тона. Если взять два одинаковых квадрата - оранжевый на синем фоне и синий на оранжевом, то оранжевый квадрат покажется больше синего. Обычно кажутся больше предметы, окрашенные в цвета теплые, с большей длиной волны, - красные, оранжевые, желтые, а предметы, окрашенные в холодные цвета, кажется меньше.

Выступание и отступание цветов


1. Более навязчивые и яркие цвета, находясь на оном расстоянии с менее навязчивыми, кажется ближе.

Здесь идет речь об объективно обусловленной навязчивости, о том, что в разговорном языке называется яркостью. Яркие цвета, в которых больше света, которые сильнее на нас действуют, кажется ближе. Светлота же в смысле близости к белому может играть и обратную роль. Лишь яркий, навязчивый цвет кажется ближе, но вовсе не более светлый. Это очевидно еще из того, что темные цвета, по некоторым данным, кажется тем ближе, чем они чернее, т. е. навязчивее.

2. Более определенные, ясно выраженные, характерные цвета кажется ближе, чем неопределенные, смазанные и неясные. Насыщенность цвета - близость его к спектральному цвету, близость его к какому-либо из цветов радуги - способствует выступанию цвета вперед.

Если сопоставить ряд насыщенных цветов с менее насыщенными, то более насыщенными при одном и том же цветовом тоне будут казаться явственно выступающими вперед.

3. Из изложенного о яркости следует ожидать, что различные по качеству хроматические цвета должны производить впечатление различной удаленности. И действительно хроматические цвета обладают для нас различной навязчивостью и сообразно с этим различно размещаются в пространстве.

Специальное исследование абсолютной и относительной локализации цветов в зависимости от их цветового тона установило определенную тенденцию желтых и красных цветов казаться ближе, нежели цвета других оттенков. В то же время красная или желтая поверхность имеет тенденцию казаться выпуклой, а синяя и голубая - вогнутой, уходящей вдаль.

В большинстве случаев выступают вперед теплые цвета: красные, оранжевые и желтые, а отступают холодные - синие и голубые. Зеленые занимают промежуточное положение. Впрочем бывают случаи, когда выступающими кажутся синие цвета. Но выступание синих цветов наблюдается сравнительно очень редко, и практически приходится считаться с выступанием красных и желтых цветов.

Вид явления цвета


Вид явления цвета может влиять на наше восприятие формы, объема и удаления предмета. Для того чтобы полностью определить цвет, нужно знать не только его светлоту (светлый или темный), цветовой фон (красный, зеленый, синий), насыщенность (более красный или менее красный), но и то, как цвет дан в пространстве. В этом отношении цвета различны; иногда цвет окрашивает и покрывает собой некоторую поверхность - это поверхностный плоский цвет. Таков цвет близко лежащей матовой материи. В другом случае цвет не имеет определенного носителя, предмета, который он окрашивает. Таковы например цвета радуги. Они кажутся цветами независимыми, цветами сами по себе, а не цветами поверхности какого-либо предмета.

Наконец цвет может иметь протяжение в третьем измерении. Таков цвет прозрачный, например цвет прозрачной жидкости, скажем денатурата.

Пространственными свойствами цвета определяются и особенности фактуры, строения поверхности. Она может быть блестящей, матовой, шершавой и т. д. Всякий цвет с неопределенной структурой поверхности и с неопределенным носителем гораздо менее точно локализуется, нежели цвет определенной поверхности. Так в блестящей ткани из-за блеска трудно рассмотреть поверхность, и цвет носит неповерхностный характер.

Далее, различные цвета имеют свойства: красные - более поверхностны, синие - более независимы.

Красные и желтые цвета производят впечатление более плотных, они прочнее сцеплены, более тверды, массивны. Синие цвета менее густы, более воздушны и газообразны.

В то же время желтые и красные цвета воспринимаются как конденсированные, четко оформленные; синий же и голубые неопределенно ограничены, в них есть нечто растекающееся.

Теплые цвета имеют большое оформляющее действие, они определеннее, яснее локализуются, чем холодные.

Контраст


Понятно, что все явления контраста, ведущие к изменению цвета, вызывают и соответствующие им изменения формы. Так например, если серый предмет на черном фоне кажется светлее, чем на белом, то тем самым он кажется и больше; если предмет на зеленом фоне кажется краснее, он приобретает и некоторую тенденцию выступать вперед и т. д.



На рис. 137 на перекрещивании белых линий мы видим неустойчивые грязносерые пятна. Если начать фиксировать какой-нибудь один белый перекресток, он покажется чистым, но на других будут видны пятна. Иллюзия эта имеет особое значение для рисунка ткани.

Следует напомнить, что контраст по светлоте между фоном и фигурой дает возможность ясно воспринимать форму, одно различие по цветовому тону такой четкости очертания не обеспечивает. Значение указанных закономерностей для одежды ясно само собой. Значение указанных закономерностей для одежды ясно само собой.


  1. Практически для нас важны только случаи положительной иррадации. Один и тот же человек будет больше и толще в светлом платье и меньше и тоньше в темном. Руки в белых перчатках кажутся больше, черная обувь скрывает величину ноги и т. д. Светлые и блестящие ткани увеличивают видимые размеры.

  2. В ярких, насыщенных и навязчивых цветах объем кажется больше.

  3. В красных и желтых платьях фигура кажется шире и выпирает вперед.

  4. Поверхностные цвета производят впечатление большей плотности, чем независимые (роль фактуры ткани).

  5. Красные и желтые цвета создают более резкий силуэт, яснее обрисовывают фигуру.

  6. Черные одежды, контрастирующие с обычными фонами, придают четкость очертаниям.



При контрастном выборе цвета надо всегда считаться еще с возможностью контрастного действия. Большая плотная фигура в воздушном голубом платье может по контрасту приобрести чрезмерную массивность и т. д.
Tags:
спасибо Вам огромное, ваш блог находка , после его прочтения, часть моего диплома сделана)